Почему родители убивают детей?

Содержание
  1. Инстинкт разложения: что заставляет матерей быть жестокими
  2. Жестокие и неудовлетворенные
  3. Поквартирная опека
  4. Время экспериментов над детьми
  5. Бессознательное зло
  6. Слова, которыми многие родители
  7. «Ты толстый»
  8. «Перестань плакать!»
  9. «Ты эгоист»
  10. «Мой дом, мои правила»
  11. «Из-за тебя мне грустно»
  12. «Со мной тоже такое случалось, и смотри — все хорошо»
  13. «Почему ты не можешь быть похожим на своего брата/соседского мальчика/одноклассника?»
  14. «Я купил все твои вещи, они мои»
  15. «Ты ленивый»
  16. «Не заставляй меня повторять»
  17. «Перестань вести себя, как ребенок»
  18. «Я делают все для тебя»
  19. «Потому, что я так сказал»
  20. «Тебе должно быть стыдно»
  21. «Лучше бы ты никогда не рождался»
  22. «Ты делаешь это неправильно»
  23. Почему родители убивают детей? — опрос психологов
  24. Людмила Петрановская,
  25. Ирина Мошкова,
  26. Почему матери убивают своих детей
  27. Почему матери убивают детей: Новосибирск
  28. Почему матери убивают детей: Подмосковье
  29. Почему матери убивают детей
  30. «Я боюсь своего сына». Родители о том, как их дети стали неуправляемыми подростками, готовыми даже убить
  31. «Я остаюсь одна с этим монстром»
  32. Такие подростки – в «наручниках» синдрома брошенного человека

Инстинкт разложения: что заставляет матерей быть жестокими

Почему родители убивают детей?

Запертые в квартирах, выброшенные из окон, забытые ночью в лесу — эти дети ничем не заслужили такой жестокости от тех, кто обязан заботиться о них и оберегать от зла. Случаи, когда мать поднимает руку на дитя или оставляет его в опасности, происходят с пугающей регулярностью.

Самые резонансные из них заставляют всерьез задуматься о том, что эти женщины утратили материнский инстинкт. «Известия» собрали экспертные мнения о том, в чем корни проблем родительского безразличия и агрессии и кто виноват в том, что жестокость в отношении детей превратилась в систему.

Жестокие и неудовлетворенные

Среди причин, соединяющих воедино два, казалось бы, несовместимых понятия — материнство и жестокость, — социологи выделяют неблагоприятные социальные и материальные условия, падение доходов в связи с рождением ребенка и психологическую реакцию женщины на неустроенность жизни.

«Это недовольство собой, своей жизнью, своим женским и статусным положением. На этой почве концентрируется женская «ожесточенность от неудовлетворенности». Увы, именно ребенок в таком случае для раздраженной матери «во всем и виноват».

Женщина всегда ищет виноватого в своих неудачах, как правило, среди людей ближнего круга. А это, естественно, либо муж, либо ребенок, которые «испортили ей жизнь».

В случае же, когда мужа нет, а жизнь неустроенна, именно ребенок становится главным виновником этой неустроенности и, соответственно, объектом жестокости.

[attention type=yellow]

Он становится лишним для таких матерей», — пояснила «Известиям» профессор социологии, научный руководитель департамента социологии, истории и философии Финансового университета при Правительстве РФ, член научно-экспертного совета при председателе Совета Федерации Галина Силласте.

[/attention]

Другой причиной, подпитывающей материнскую жестокость и безразличие, можно считать снижение социального контроля со стороны общества и государства за состоянием неблагополучных семей. Соседи, родственники и учителя стараются не вмешиваться в агрессивную среду внутри семьи. Хотя, безусловно, бывают исключения.

«Если в обществе занижена личная ответственность женщины-матери за состояние ребенка, его безопасность и защищенность, если не работают общественный контроль и поддержка, то в государстве остается один механизм защиты детей от жестокости в семье и жестокости матери — ужесточение норм права и действия закона в отношении контроля со стороны соответствующих лиц. А это питательная среда для укрепления ювенальной юстиции, что, на мой взгляд, далеко не лучший вариант», — добавляет профессор социологии.

Важным шагом в данном направлении могло бы стать появление закона о предотвращении насилия в семье. Потому что объектом этой агрессии зачастую становится именно самая незащищенная часть семьи — маленькие дети.

В качестве мер поддержки одиноких матерей, которые могли бы выступить профилактикой агрессии в семье, Силласте выделяет внедрение служб психологической помощи матерям-одиночкам, которая отчасти перенаправит агрессию и беспощадность в отношении слабого и полностью зависимого от нее маленького человека.

Но, помимо этого, должна совершенствоваться и система материальной поддержки матерей-одиночек.

Поквартирная опека

Контроль за неблагополучными семьями и безопасностью нахождения детей в них — прямая задача органов опеки. Однако зачастую работникам не удается даже поговорить с родителями, к которым у службы возникают вопросы.

Происходит это из-за переездов семьи и, как следствие, потери связи с ней.

Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова считает, что появление многочисленных «детей-невидимок» связано именно с недостаточным доверием родителей, попавших в трудную ситуацию, к органам опеки.

«Если бы оно было стопроцентным, было бы больше звонков, и все эти случаи можно было бы предупредить. Кто бы звонил? Это могла быть сама мама, которая говорит, что у нее беда и она не справляется.

[attention type=red]

Но при этом она знает, что придут не апельсины в холодильнике считать и не вычислять расстояние от стола до стула, а предложить помощь психолога, юриста и разобраться в проблеме.

[/attention]

При таком режиме работы серьезно может сократиться число подобных инцидентов», — рассказала «Известиям» детский омбудсмен.

В случае с пятилетней девочкой, изъятой из захламленной квартиры на Ленинградском шоссе, визит опеки был бы необходимой превентивной мерой. Если бы сотрудники вовремя обнаружили заметные невооруженным глазом проблемы, таких тяжелых последствий для ребенка можно было бы избежать.

«Она фрукты нюхала и лизала. В первый раз в жизни видела фломастер и не знала, для чего ей давали эту палочку цветную, потом поняла, что она рисует. Карандаш ей был более понятен. Вот только сегодня (13 марта 2019 года. — Ред.) начала более положительно относиться к кровати.

То есть она не спала на кровати, на стуле хотела спать. С боем мыли ее: был визг, крик. У меня было ощущение, но я, конечно, не ставлю диагнозы, а говорю о своем впечатлении: она смотрит на нас, как на зоопарк.

Она столько людей, наверное, не видела, очень хочет понравиться, сделать так, как мы просим. Но не всегда понимает, — поделилась с «Известиями» Анна Кузнецова, — Она не терпит, когда она остается одна.

К сожалению, речи пока нет, есть отдельные слоги, которые она выкрикивает, когда что-то не нравится. Но когда ей принесли тапочки, она сказала: «Тапочки». Кушает хорошо сама, учить ее не надо».

В обязанности органов опеки не входит поквартирный обход всех семей с детьми, отмечает начальник отдела по организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав города Москвы Юрий Котов. Визит инспектора может быть связан с жалобами соседей, родственников, учителей или работников дошкольных учреждений.

«У опеки нет обязанности ходить поквартирно. Более того, учитывая ситуацию с органами опеки в целом, люди воспринимают в штыки визит проверяющего сотрудника или внимание к той или иной семье.

Еще шесть лет назад разработали регламент по раннему выявлению семейного неблагополучия, прописали возможные случаи, как предвосхитить подобные ситуации. Если не платит родитель за квартиру, то органы опеки должны обратить внимание на ситуацию.

Не отбирать детей, а выяснить причину: пропивают ли они деньги или у них бедственное положение. Проигнорировать такую ситуацию — верх некомпетентности», — уточнил Котов в беседе с «Известиями».

Время экспериментов над детьми

Практикующие юристы и правоохранители склоняются к тому, что проблема была всегда, но сегодня ей уделяется пристальное внимание из-за развития медиа — доступ к информации возрос кратно.

Те ужасы, о которых знали только участковый, адвокат, следователь и круг заинтересованных в деле лиц, сегодня мусолят в соцсетях и на федеральных каналах.

И тем не менее на отношение к родным детям значительно влияет современность.

«По моим наблюдениям, сегодняшние проблемные родители, в частности нерадивые матери, — это, в свою очередь, дети тех, кто в 1990-х пытался прокормить семью, пропадал на работе. С одной стороны, за это их грех обвинять, а с другой — мы получили целое поколение неподготовленных мам и пап.

Инфантильные родители без четких пониманий о семье и материнстве то и дело попадают в скандальные новости», — сказал «Известиям» адвокат Евгений Корчаго.

[attention type=green]

В прошлом он служил в должности участкового уполномоченного в одном из райотделов столицы, где ему приходилось изымать детей из неблагополучных семей.

[/attention]

«Многие родители искренне считают, что, родив ребенка, они получают над ним полное право распоряжения. Отсюда, на мой взгляд, странные решения с питанием малолетнего, его внешним видом, именем.

Этим же в некоторых случаях продиктованы и такие значимые вещи, как выбор будущего для ребенка, отказ от общеобязательных прививок. По принципу «как хочу, так и кручу».

Особенные с точки зрения мировосприятия родители подвергают детей еще более опасным экспериментам — исключают детей из социума на почве религиозных убеждений. Другие считают возможным превращать квартиру, где живет ребенок, в проходной двор для трудовых мигрантов.

Распространенными сегодня стали ситуации, когда одни родственники инициируют лишение родительских прав других своих родных, чтобы извлечь ребенка из социально опасной среды», — говорит Корчаго.

Бессознательное зло

Корни проблемы, если исходить из западного психоаналитического опыта, находятся в раннем детстве тех самых нерадивых матерей.

«Психику до трех лет формирует только мать. Об этом говорит психоаналитическая теория.

Только потом появляется отец, который отвечает за формирование совести и психически разделяет мать и ребенка», — объясняет важность присутствия матери в жизни человека в беседе с «Известиями психотерапевт, девиантолог и президент благотворительного фонда «Шанс» Гелена Иванова.

Через специалиста прошли сотни трудных подростков, многие из которых совершили тяжкие преступления. Гелена Иванова считает, что основы агрессивного поведения закладываются в раннем детстве.

«Девиантное материнство — это прежде всего когда нарушается родительская стадия, эти женщины не могут быть хорошими мамами. Как правило, это сценарии — такое поведение передается от матери к дочери и так далее», — говорит психотерапевт. Но выход из этого круга есть, считает эксперт.

«С детьми-то можно работать. Мы можем исправить их сценарий, и они станут хорошими родителями», — говорит Иванова. Выздоровление может принести психоаналитическая терапия (психодинамический подход) — два года раз в неделю пациент должен беседовать со специалистом. Новая идентификация и даже эмпатия (чувство сострадания.

— «Известия») формируется с помощью такой терапии. Разумеется, этим должны заниматься квалифицированные люди», — считает девиантолог. Она подчеркнула, что сегодня в России такие специалисты практически отсутствуют. Тем более нет их в системе органов опеки.

Без решения этой кадровой проблемы бороться с последствиями агрессии несовершеннолетних и девиантным материнством, по сути, бессмысленно.

«У нас один метод — психбольница. Например, ребенок убежал из дома — его сразу в психбольницу. У меня были пациенты, которых по семь раз клали в стационар. Это катастрофа, на мой взгляд», — говорит Иванова.

«Если брать случай с ребенком в Москве, я думаю, что у матери была послеродовая депрессия. Она в свое время оказалась одна с грудным ребенком, без работы — пик депрессии.

Как она выживала? Не исключено, что эта депрессия приняла психотическую форму. Она, конечно, удовлетворяла потребность в еде, приносила откуда-то воду. Но ей нужна была помощь…

Возможно, она бы и сама обратилась за ней, но как работает наша система — изъять ребенка и всё. Женщины этого боятся», — говорит психотерапевт.

Иванова обратила внимание, что соседи систематически на протяжении длительного времени видели, как она стирает вещи в Москве-реке. «Как можно было отключить у нее дома воду? А ведь никто не забил тревогу. Это же равнодушие», — говорит девиантолог.

Асоциальные привычки, приверженность к каким-либо субкультурам, влияние соцсетей на человека — это лишь дополнительные триггеры, оказывающие воздействие на поведение, отклоняющееся от норм. Фундамент угрозы закладывается в самом детстве.

«Есть стереотип, что алкоголичка — плохая мать. Но это неправда. Есть пьющие матери, которые очень любят своих детей. А есть обеспеченные образованные женщины, но в плане привязанности к детям — мертвые. На их фоне пьющие матери, которым удается комбинировать свое пагубное пристрастие с заботой о детях, смотрятся выигрышно», — привела пример Гелена Иванова.

Источник: https://iz.ru/856373/ivan-petrov-anastasiia-chepovskaia/instinkt-razlozheniia-chto-zastavliaet-materei-byt-zhestokimi

Слова, которыми многие родители

Почему родители убивают детей?

Воспитание детей, без сомнений, является невероятно трудной задачей, которая требует постоянного внимания.

Вряд ли ваш ребенок будет всегда вести себя именно так, как хочется вам — капризы, недопонимание, непослушание, ссоры порой могут довести до критической точки любого человека.

Но то, что вы говорите своим детям в пылу гнева, может негативно повлиять на их эмоциональное состояние, самооценку и даже будущее. Несерьезных слов не бывает. Психологи советуют избегать некоторых фраз.

«Ты толстый»

Да, детское ожирение — проблема во многих странах. Вполне возможно, что с ней столкнулись и вы. Но называть своего ребенка толстым или жирными недопустимо — это по меньшей мере оскорбительно.

Подобное поведение никак не повлияет на детский вес, но зато может привести к стрессу и пищевым расстройствам в будущем.

Лучше подойти к решению проблемы с другой стороны, например, вместе с детьми готовить здоровую пищу, вместе с ними ходить на пробежки и превращать тренировки в веселые игры. И полезно, и без стресса.

«Перестань плакать!»

Вы помните, как родители в детстве просили вас (а то и приказывали) перестать плакать, желательно немедленно? А вы используете эту фразу по отношению к своему ребенку? Это когда-нибудь срабатывало? Ваше чадо действительно мгновенно переставало всхлипывать и расплывалось в лучезарной улыбке? Приказывая ребенку перестать плакать, вы лишь усугубляете ситуацию — теперь он чувствует себя плохо не только из-за причины, по которой он расстроился изначально, но и из-за вашей реакции на его слезы. Успокоиться ему будет гораздо труднее.

Да, вы можете и даже должны передать свои навыки и опыт следующему поколению. Но делать это именно в такой форме совершенно необязательно. Все люди разные, у каждого ребенка разные темпы развития, пристрастия, желания, интересы. Не всегда ваше чадо сможет достичь в какой-то области того же успеха, что и вы.

«Ты эгоист»

Да, порой дети ведут себя не так, как нам хочется. Они не хотят делиться, не хотят разговаривать с какой-то вашей подругой, капризничают, требуют купить игрушку. И да, часто их поведение выглядит эгоистично.

Но если вы часто называете детей эгоистами, это может иметь долгосрочные последствия.

[attention type=yellow]

Например, ребенок может воспринять это как неустранимый недостаток собственного характера, хотя на самом деле это лишь схема его поведения.

[/attention]

Вместо того, чтобы обвинять чадо в эгоизме, можно попробовать объяснить, как то или иное его действие влияет на вас и окружающих, какие чувства у них вызывает и как можно изменить схему поведения.

«Мой дом, мои правила»

Конечно же, если вы приобрели квартиру, платите по счетам, то наверняка хотите обладать определенным контролем и над домом, и над домочадцами.

Но фраза «мой дом, мои правила» не объясняет ребенку, чего вы от него хотите, а потому воспринимается как проявление слепого авторитаризма.

Попробуйте с ним пообщаться, растолковать, почему те или иные его действия вам не по душе, чего бы вам хотелось и почему.

«Из-за тебя мне грустно»

Грустят ли когда-нибудь родители из-за того, что сказал или сделал их ребенок? Конечно же, причем часто. Но стоит ли детям об этом знать? Психологи считают, что лучше объяснить свои чувства другими словами, иначе отпрыск начинает думать, что именно он является ответственным за счастье своих родителей, а это, согласитесь, несправедливое бремя

«Со мной тоже такое случалось, и смотри — все хорошо»

Да, у многих людей было трудное, даже ужасное детство, но они все же сумели вырасти и стать успешными людьми. Но используя подобную фразу, вы даете ребенку понять, что чувства его несерьезны и ничего не значат. Более того, родители ожидают от него тех же моделей поведения, которых когда-то придерживались и они, устанавливая, таким образом, слишком высокую планку.

«Почему ты не можешь быть похожим на своего брата/соседского мальчика/одноклассника?»

Соперничество между братьями и сестрами в семье — распространенное и в большинстве случаев безобидное явление. Но если вы прямым текстом говорите ребенку, что хотели бы сделать его более похожим на брата/сестру, то это может лишь усилить чувство конкуренции и усугубить ситуацию.

То же касается и сравнения малыша с другими детьми. А что, если ваш ребенок попросту не может делать то же, что и они? Порой после такой фразы дети чувствуют, что ничего из того, что они делают, не является достаточно хорошим.

«Я купил все твои вещи, они мои»

Да, конечно, наверняка большую часть вещей и игрушек ребенка (если не все) купили вы. Но не стоит использовать это как способ манипуляции детьми. Мысль о том, что все игрушки и прочее имущество принадлежат вам, а не ему, может заставить ребенка чувствовать себя неуверенным, незащищенным.

«Ты ленивый»

Может ли ваш ребенок лениться и отказываться что-либо делать? Конечно. Подобное случается с каждым. Но если вы часто повторяете детям, насколько ленивыми они являются, скорее всего, они начнут воспринимать это как черту своего характерна, которую невозможно изменить.

«Не заставляй меня повторять»

Не стоит думать, что необходимость повторить свою просьбу или запрет пару раз — худшее, что может случиться с родителями. Будьте внимательны, ведь если вы говорите детям (особенно подросткового возраста), что больше не желаете повторяться, они воспринимают это как завуалированную угрозу.

«Перестань вести себя, как ребенок»

Дети — эмоциональные существа. Они далеко не всегда могут контролировать свои чувства и вряд ли умеют успокаивать разбушевавшиеся чувства по щелчку ваших пальцев. Но на то они и дети. Просьба или приказ перестать вести себя, как ребенок, выказывает в первую очередь ваше неудовлетворение незрелым поведением чада. Но он ведь и вправду ребенок, разве нет?

«Я делают все для тебя»

Да, скорее всего, вы действительно очень много делаете для детишек. Но не стоит бросаться столь громкими фразами. Во-первых, таким образом вы возлагаете слишком большую ответственность на ребенка, намекаете на то, что он недостаточно благодарен. Во-вторых, ваш отпрыск может почувствовать и обиду — может, он не считает, что вы действительно делаете для него «все».

«Потому, что я так сказал»

Да, иногда всем надоедает по сто раз объяснять ребенку одно и то же. И да, хочется стукнуть кулаком по столу и заставить чадо соглашаться с вами и делать то, что нужно. Но на самом деле подобное поведение не стимулирует ребенка следовать вашим правилам.

«Тебе должно быть стыдно»

Вне зависимости от того, как ведет себя ваше чадо, можете быть уверены — время от времени он испытывает стыд. Если вам не нравится поведение ребенка, объясните, почему так делать нельзя. А вот заставлять детей чувствовать стыд — практика неэффективная, которая приведет разве что к снижению самооценки.

«Лучше бы ты никогда не рождался»

Иногда в пылу ссоры родители говорят ужасные вещи. Но никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя говорить ребенку, что вы жалеете о его появлении на свет. Подобная фраза останется в памяти детей навсегда.

Они будут чувствовать себя виноватыми, несправедливо обиженными, ненужными, нелюбимыми.

Если вы настолько разгневаны, что теряете способность мыслить ясно и контролировать свои слова, лучше прекратите спор и дайте себе время остыть.

«Ты делаешь это неправильно»

Да, ребенок часто будет делать что-то неправильно. Вполне вероятно, он не сразу разберется с тем, как собрать игрушку, как выполнить то или иное задание. Но вряд ли он положительно отреагирует на ваше утверждение о том, что он делает все неправильно.

Вполне вероятно, что он заупрямится и вовсе откажется что-то делать, раз уж ему все равно не удалось вам угодить.

Иногда нужно позволять ребенку совершать ошибки и находить правильное решение собственными силами (разумеется, если это не угрожает его жизни, здоровью, эмоциональному благополучию).

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Источник: https://FB.ru/post/babies/2019/2/24/61798

Почему родители убивают детей? — опрос психологов

Почему родители убивают детей?

В воскресенье 24 июня в городе Долгопрудный произошла трагедия: родная мать выбросила двоих сыновей 4 и 7 лет из окна, мотивировав это тем, что дети ей просто надоели. Женщина при этом была абсолютно трезвой. 

Что происходит с теми, кто даёт своим детям жизнь, а потом отнимает ее? Как можно это предотвратить? Ситуацию прокомментировали московские семейные психологи.

Людмила Петрановская,

педагог-психолог, специалист по семейному устройству, лауреат Премии Президента РФ в области образования:

Людмила Петрановская. wday.ru

Если говорить про экстремальные случаи, как произошло в Долгопрудном, то иногда причина может быть просто в психиатрическом состоянии — у родителя случается психоз. Психоз может быть вызван органическими заболеваниями, белой горячкой и так далее.

Вообще, жесткое обращение с детьми чаще всего происходит из-за не очень весёлой истории в семье. Часто так поступают люди, которые сами были жертвами насилия в детстве, для них это просто «под рукой лежащий» способ решения проблем.

Иногда это последствия личностной деформации, иногда это, опять же, последствия приёма алкоголя, порой виной становятся глубокие депрессивные состояния, когда и самому не хочется жить — бывают даже самоубийства с ребёнком (сначала убивают его, потом себя).

Причин может быть масса, всё очень по-разному происходит. Сложно назвать какое-то универсальное средство, чтобы предупредить такие ситуации. Не всегда можно определить, что кто-то предрасположен к жестокому обращению с родным ребёнком – на лице ни у кого ничего не написано.

Понятно, что должны быть телефоны доверия, специальные круглосуточные службы, в которые можно обратиться за помощью в любой момент, когда, что называется, приспичило. Но иллюзий особо питать не надо, что мы изобретём чудесный пластырь и никогда такого отношения к детям не будет.

К сожалению, такая вещь, как убийство родителями детей, не нова, она всегда существовала. Я сомневаюсь, что можно прекратить это раз и навсегда. Ребёнок находится во власти родителей.

Важно психическое состояние матерей и отцов, их психическое благополучие. Благополучные родители более стойко справляются со всеми проблемами. При этом необязательно, что социально благополучная семья – это семья без глубоких внутренних проблем. Конечно, это не означает, что не нужно ничего делать, не нужно помогать.

В других странах тоже встречаются такие случаи, там также пытаются справляться с помощью служб поддержки – где-то это хорошо развито, где-то не очень.

Ирина Мошкова,

православный психолог, кандидат психологических наук:

Ирина Мошкова

Уже неоднократно говорилось, что наша страна переживает сейчас семейный кризис. Христианские ценности, к сожалению, утрачены нынешним обществом. Молодое поколение с ними практически не знакомо.

Поэтому в нашей стране так много разных бед, связанных с семьёй: снижение уровня рождаемости, увеличение количества так называемых гражданских браков (64%), ежегодный рост количества разводов (доходит до 80%) и другое.

Кроме того, признаком кризиса семьи является нарастание агрессии по отношению к детям. Это выражается в том, что родители применяют к ним часто жестокие наказания, выбирают нецензурные выражения.

[attention type=red]

Из практики, которую я получаю на работе в качестве психолога-консультанта, могу сказать, что сейчас ребёнка могут изнасиловать собственные родители, продать, убить, подкинуть, выгнать из дома и так далее. Семья утрачивает воспитательную функцию прежде всего потому, что происходит искажение той системы ценностей, на которую должны ориентироваться люди, вступающие в брак.

[/attention]

Теряется духовно-нравствственное измерение семейной жизни. Ребёнок перестаёт восприниматься родителями как благословенный дар Божий.

Он в настоящий момент воспринимается родителями весьма упрощённо, цинично, нередко — как некое нежелательное бремя, собственность, вещь, средство достижения личного счастья или более высокого социального статуса.

Может, даже и достатка, потому что рождение ребёнка сейчас предполагает материальные выплаты.

Люди обзаводятся детьми примерно так же, как заводят собаку или кошку. Не ради того, чтобы вырастить полноценную личность, а ради того, чтобы получить льготы. Этот цинизм по отношению к детям становится всё более заметным.

Оторопь берёт, когда слышишь о происшествиях, которые случаются у нас в Москве и в других городах, когда родители лишают жизни детей, просто потому что в их собственной жизни совершается какой-то разлад.

Ради того, чтобы наказать, скажем, неверного мужа, ради того, чтобы причинить ему боль, женщина лишает жизни своих детей. Подобные случаи были и со стороны мужчин, которые пытались наказать своих жён. То есть мы видим, что это обоюдное отношение к детям.

Безусловно, надо способствовать тому, чтобы совершалась в нашей стране некая духовно-просветительская работа, которая носит профилактический характер. Чтобы в итоге мы могли бы такие случаи предотвратить.

Надо оказывать поддержку любой семье, но в первую очередь, молодым людям, которые не имеют ещё достаточного жизненного опыта, кругозора, знаний. Нужны семейные консультации, которые будут иметь задачу возрождения христианских семейных ценностей и смогут показывать преимущества именно традиционной семьи, которая всегда была характерна для России.

Сейчас многие социальные структуры разрушены, происходят реформы в области образования, которые всё больше и больше уничтожают воспитательную работу в стенах школы. В результате никто не оказывает помощи родителям в деле воспитания детей. Получается, что родители решают проблемы в семейной жизни так, как им заблагорассудится.

В Москве есть всего лишь несколько точек на карте, где люди могут получить квалифицированную психологическую помощь, когда речь идёт о жизни, о здоровье, о воспитании, о психическом развитии детей.

Такие службы надо активно создавать.

[attention type=green]

Особенно нуждаются в поддержке социально незащищённые категории людей: многодетные семьи, семьи, где есть дети-инвалиды, где детей воспитывают одинокие матери или выпускники детских домов.

[/attention]

Это очень сложный контингент, с которым надо непрерывно работать и взаимодействовать. Нужно как можно больше внимания уделять духовно-просветительской, психолого-педагогической помощи семье, которая живёт в услових больших городов — таких, как Москва или Санкт-Петербург: здесь люди менее уравновешенны и менее защищены от всяких стрессов.

Подготовила Анна Корнилова

Источник: https://www.pravmir.ru/pochemu-roditeli-ubivayut-detej-opros-psixologov/

Почему матери убивают своих детей

Почему родители убивают детей?

Ошибочно думать, что дети гибнут от рук собственных родительниц только в неблагополучных семьях. Под заголовками «Мать убила ребенка» встречаются страшные случаи из жизни бухгалтера, педагога, вполне счастливой на вид домохозяйки. Несколько историй и комментарии специалиста — в материале «Экспресс газеты».

«Никогда бы не подумала, что такое в их семье может произойти.

Прекрасная мать, над своими детьми просто тряслась», — говорили жители села Егва о трагедии: многодетная мать из Кудымкарского района Пермского края задушила двоих из четверых своих детей, 5-летнего Диму и годовалую Машу (здесь и далее все имена изменены. — прим. ред.). После убийства Алла позвонила мужу с признанием — а положив трубку, попыталась свести счеты с жизнью.

Аллу и Максима знакомые описывают как благополучную семью. В 2008-м сыграли шумную свадьбу, в 2011-м переехали в свой дом. Она, педагог по образованию, оставила должность в детском саду.

Зарабатывал муж — еще и соседям с ремонтом успевал помогать.

Вспоминают местные только один мрачный эпизод из их жизни — смерть первенца, после которой Алла стала набожной и решила «рожать столько, сколько Бог даст».

Появились четверо детей. Росли без криков родителей, спокойными, послушными. Алла уставала, но никогда подругам не жаловалась, говоря: «Все у меня хорошо». О том, что случится 23 января, никто и думать не мог.

Следователи сообщили, что незадолго до этого дня женщина обращалась за психологической помощью. Судебно-медицинская экспертиза откладывалась, так как мать после убийства детей находилась в реанимации. Спустя три дня она скончалась. Через три месяца уголовное дело закрыли — Аллу признали невменяемой.

Почему матери убивают детей: Новосибирск

Подобное происшествие — в том же январе, в новосибирском микрорайоне Родники. Приятная семья из трех человек: муж — активист, военный, жена — скромная домохозяйка, дочка — белокурая третьеклассница. Дома — спокойствие, конфликтов и ссор на повышенных тонах соседи за стенками не слышали.

«На Новый год пришли к ним в костюмах Деда Мороза и Снегурочки, так папа вместе с дочкой пели песню “В лесу родилась елочка”. Очень трогательно было», — и таких воспоминаний о семье много.

17 января Александру, полуживую и полураздетую, нашли у подъезда. В прихожей квартиры 29-летней женщины лежала убитая ею дочь. По первоначальной версии, девочку зарезали, позднее следователи объявили иную причину смерти — удушение, кровь вокруг — от раны на голове. Мать госпитализировали. После выписки из больницы — заключили под стражу в качестве меры пресечения.

«У нее были неврозы, что-то типа затянувшегося постродового стресса», — предполагала знакомая семьи. Звучало и другие объяснение: Александра страдала от смертельного заболевания, на фоне которого развились проблемы с психикой.

Почему матери убивают детей: Подмосковье

Вернувшись домой, Петр увидел в ванной маленького сына — мертвого. Его супруги в комнатах не было. Алену обнаружили на следующий день около подмосковного озера: после убийства ребенка она вышла на улицу, выпила большую дозу спиртного и потеряла сознание у воды.

О проблемах со здоровьем девушки пара знала. Еще до появления ребенка у Алены был «психопатический эпизод» — роды же спровоцировали стресс и рецидив болезни. На курсах для беременных о подобном не предупреждали.

«Пять или шесть занятий ее учили кормить, пеленать, рассказывали про болезни ребенка и уход. И там говорили, что роды — это сказочно, все будет замечательно, материнство — это подарок. А то, что могут быть проблемы психического или психологического характера, не обсуждалось даже», — вспоминал на допросах Петр.

Когда ребенку супругов исполнилось 1,5 месяца, Алена мучилась боязнью не справиться с ролью матери. Психиатр выписал препараты, но не объяснил, что оставлять мать с малышом в одиночестве все еще опасно. Накануне убийства Алена просила отвезти ее в больницу. Через два дня — накормила мальчика, поговорила с ним и опустила под воду. «Чтоб никто не мучился», — как объясняла на допросе.

В мае прошлого года девушку отправили на лечение с диагнозом «полиморфное расстройство личности».

Почему матери убивают детей

«В Казани мать убила ножом маленького сына и ранила второго ребенка»; «В Бийске мать ударила младенца об стену и мертвого бросила в подъезде»; «В Томске убившую месячного ребенка мать приговорили к 14 годам колонии»; «В Костроме мать убила ребенка после домашних родов» — такие заголовки с разными городами, именами и деталями появляются ежемесячно.

Сколько страшных случаев происходит с матерями, зависимыми от алкоголя и наркотиков, а сколько — в благополучных с виду семьях, точной статистики нет.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в 2018-м рассматривались 33 дела об убийстве ребенка матерью.

На кафедре криминалистики Кубанского госуниверситета высказываются, что реальных случаев может быть до восьми раз больше.

В исследовании образовательного учреждения говорится, что женщины идут на страшный шаг в 30-40 лет. Три четверти из них не состоят на учете по психическому здоровью, жили в браке и уже имели детей — и послеродовые расстройства.

Чаще всего именно роды (также — беременность и климакс) провоцируют скрытый психический недуг, о котором женщина не знала.

У матерей-детоубийц диагностируют шизофрению, на втором месте по распространенности — «реактивное состояние, возникшее после родов»: психотическая депрессия, послеродовой психоз.

В 15% случаев, когда нет ярко выраженного расстройства, ставится диагноз «эмоциональное напряжение от психотравмирующей жизненной ситуации».

[attention type=yellow]

Проблема в том, что женщины замалчивают, игнорируют послеродовые депрессии и отклонения. Но «Все могут, и я должна», «Психотерапевты — блажь», «Пройдет само» для женщин из группы риска может превратиться в «Я считала, что так будет лучше для всех» — примерную фразу, которой матери, оказавшись на скамье подсудимых, объясняют убийства.

[/attention]

В качестве превентивных мер специалисты отмечают важность информирования людей о состоянии женщин после родов, сложностях, с которыми она с большой вероятностью столкнется, а также поддержки близких. И российские, и западные специалисты настаивают на необходимости отслеживания психических расстройств у матерей.

Проверить себя самостоятельно, как отмечает Би-би-си, можно с помощью Эдинбургской шкалы послеродовой депрессии. При результате от 5 до 11 баллов — оценивать состояние и повторить тест через 2-3 недели. Если баллов больше 12 — необходим специалист.

Не психолог, а психотерапевт, способный распознать патопсихологии, а не условно «выслушать», отмечает директор Клиники постстрессовых состояний Борис Белкин.

В некоторых случаях понадобится медикаментозное лечение — и обязательное наблюдение за реакцией на препараты.

По материалам perm.kp.ru, kp.ru, www.bbc.com, lenta.ru

Источник: https://www.eg.ru/society/883279-pochemu-materi-ubivayut-svoih-detey-083565/

«Я боюсь своего сына». Родители о том, как их дети стали неуправляемыми подростками, готовыми даже убить

Почему родители убивают детей?

Радио «Свабода» попыталось разобраться, почему обычные с виду дети превращаются не только в неуправляемых подростков, но и в настоящих монстров, готовых убивать родных и близких.

«Был такой хороший ребенок, а потом его как будто подменили», – говорит Людмила, чей несовершеннолетний сын отбывает длительное наказание в Бобруйской детской колонии.

В 15 лет парень жестоко избил своего друга, который стал калекой на всю жизнь. Во время следствия в разговоре с детским психологом сказал, что поступил так, потому что просто хотел так сделать. Избивать ему было приятно. Никакой жалости к пострадавшему нет. Раскаяния тоже.

Людмила – тот редкий случай, когда мать видит в поступке сына и свою с отцом вину. Говорит, что проявления жестокости у мальчика начали наблюдаться лет в 13-14. Тогда сын быстро вырос сантиметров на 20, физически окреп.

Однажды пришел домой пьяный. Родители стали воспитывать, кричать, а сын в ответ поднял на них руку и начал их избивать. В доме стоял крик, но соседи не вмешивались. Их квартира была не единственной, где скандалила семья.

Рассказывать кому-то об этом и других подобных случаях Людмиле с мужем было стыдно, обращаться в милицию – тем более. Идти с матерью к психологу подросток категорически отказывался.

Успокаивало то, что вспышки гнева у парня случались нечасто. Внешне он выглядел хорошим и вежливым, в школе учился хорошо. Если следователи после ареста подростка опрашивали соседей об обстоятельствах в семье, те все как один говорили: образцовые родители, много работают, сынок ухоженный, живут хорошо, в семье все есть – машина, дача…

«Мы с мужем в молодости жили бедно, – говорит Людмила. – Когда появился сын, поставили перед собой цель, чтобы тот никогда не знал, что такое нищета. Работали по 24 часа в сутки. Разумеется, уставали, нередко скандалили между собой из-за денег. В присутствии сына – а тот плакал и просил, чтобы мы остановились. Ему совсем другое было нужно».

«Я остаюсь одна с этим монстром»

Тюремные психологи, которые работают сейчас с осужденным подросткoм, называют его состояние психическим расстройством личности.

По отечественной клинической классификации это не болезнь, а болезненные изменения характера. Ключевые симптомы – неспособность раскаиваться, выполнять социальные нормы, склонность к обману.

Такие дети не поддаются «общим правилам», и у них свои понятия о том, что такое хорошо или плохо. Они могут жестоко избить другого человека (чаще всего ровесника или младшего) только потому, что тот отказал им в чем-то или сделал что-то такое, что им не нравится. Специалисты говорят, что таких детей в последнее время становится все больше.

[attention type=red]

Еще одна история, о которой на форуме радио «Свабода» в качестве отклика на публикацию о недавней трагедии в Слониме сообщила мать 16-летнего парня.

[/attention]

«В последнее время с сыном происходит то, что нормальные люди не воспринимают. Он ненавидит всю семью. Мы, домашние, для него твари, не достойные жить на земле.

Младшего брата с ним оставить нереально. Это заканчивается кровью. То нос разбит, то голова, то синяк. В 10-м классе его выгнали из школы за долгие прогулы. Пошел в училище – и оттуда выгнали через месяц.

О том, чтобы пойти работать, и слушать не хочет. Просто сидит дома. Спать ложится в 5 утра, просыпается в 5 вечера. Если не спит, то смотрит телевизор или сидит в интернете. Входить в его комнату категорически запрещено. У него своя отдельная посуда, которую он держит в комнате. Ест там же. Дверь запирает.

Ему буквально все обязаны – давать деньги, одевать по моде и вообще обеспечивать всем необходимым.

Более-менее тихо он ведет себя при отце, но того постоянно нет дома, работает много. Я остаюсь одна с этим монстром и боюсь даже представить, что будет, когда он вырастет. Понимаю, что надо что-то делать, но не знаю что. Чем дальше, тем хуже. Ведь он может избить нас вообще. При этом он не курит, не выпивает, не наркоман, и друзья у него все внешне нормальные ребята», – пишет женщина.

Ирина из города на юге Беларуси говорит, что тоже боится своего сына. Ее Саше нет и 14 лет. В таком возрасте даже за самые тяжкие правонарушения не бывает уголовной ответственности. Его не отдадут под суд, не направят в спецучилище для проблемных подростков, а тем более в детскую колонию. Он остается в семье.

«Я боюсь и за себя, и за дочь, – говорит Ирина. – Саша не раз угрожал нам, что убьет. Меня, например, бил ногой в живот. Крутил руки, пальцы.

Я переживаю, что в лучшем случае он попадет за решетку, а в худшем его однажды найдут убитым. В школу он почти не ходит, а если там появляется, то для того, чтобы в очередной раз кого-то обидеть.

Кто-то дал ему баллончик, он поджег его спичкой и сжег маленькому мальчику волосы. Он никак не реагирует на замечания. Только смеется.

[attention type=green]

Может забрать у нас деньги. Когда спрашиваю у него: “Зачем, у тебя же все есть?” – слышу ответ: “Мы с пацанами хотели что-то купить”. Возможно, это наркотики. Однажды он уже пришел домой утром, неизвестно где проведя ночь, в наркотическом состоянии, с расширенными зрачками. Вел себя очень странно – сам с собой разговаривал, сам себе смеялся. Я боюсь и за него, и за нас».

[/attention]

Как говорит Ирина, в своих многочисленных походах на комиссии по делам несовершеннолетних она слышала о самых разных случаях с «трудными подростками»: вот 14-летний подросток изнасиловал 11-летнего мальчика, вот группа девушек такого же возраста цинично и жестоко расправилась с бывшими подругами за то, что те «посмели» их обидеть. Избивали руками и ногами, плевали в лицо, заставляли есть землю, имитировать половые акты. А пытки животных – это для милиции уже вообще рутина.

В соседней России звучат предложения, чтобы снизить возраст судебной ответственности. Ирина ничего хорошего в этом не видит – в стране не создана система исправления и реабилитации детей, совершивших преступления.

«Даже если и снизить этот критерий и посадить всех малолетних правонарушителей за решетку, это не решит проблему. Такие дети только станут заложниками тюремной системы и не смогут уже никогда вернуться к нормальной жизни».

Такие подростки – в «наручниках» синдрома брошенного человека

Активистка одной из неправительственных чернобыльских инициатив на юге Германии Сюзанна Вильд недавно приезжала в Беларусь с группой тех, кто принимает у себя дома на каникулах белорусских детей.

По первому образованию Сюзанна социальный педагог. В Германии долго работала с трудными подростками. Теми, кто ведет себя агрессивно, делает что-то противозаконное, хулиганит, ворует, грабит. Не раз в рамках благотворительной чернобыльской программы принимала на каникулах не самых «легких» белорусских детей из загрязненных радиацией местностей.

«По сути, трудные подростки во всем мире очень похожи между собой психологически, – говорит Сюзанна. – Все они оказались в “наручниках” синдрома брошенного человека, живут в состоянии тревоги, постепенно становятся замкнутыми, подозрительными. Переживания отражаются на лице: чаще всего у них очень грустные глаза».

Понятие «синдром брошенного» впервые использовал К. Г. Юнг. Психологи и социальные педагоги из разных стран часто его вспоминают, когда речь идет о жестоких преступлениях, совершенных детьми и подростками.

Разумеется, не все дети из неблагополучных семей становятся преступниками, однако практически все несовершеннолетние, совершившие преступления, так или иначе имели проблемы в семье. Если исчезают отношения с близкими людьми, хотя физически они рядом, когда ребенок не слышит любви от тех, кого сам любит, то чувствует опустошение и боль утраты.

В отличие от Беларуси, в Германии существует ювенальная юстиция – сеть учреждений и организаций, которые совместно, на основе соответствующих законов и процессуальных норм работают с несовершеннолетними правонарушителями.

Воспитание таких детей курируется ведомством по делам молодежи Югендамт. Немецкие дети по закону имеют право на воспитание без насилия. Наносить им телесные повреждения, психические травмы, унижать человеческое достоинство запрещено.

Еще один принципиальный момент, на который реагирует Югендамт, – родители не должны оставлять ребенка надолго без присмотра, чтобы тот случайно не покалечился. Сигналы даже о малейшем нарушении этих норм, а тем более о скандалах в семьях поступают в Югендамт обычно от соседей.

[attention type=yellow]

Сюзанна Вильд говорит: чтобы выяснить, в каких обстоятельствах живет ребенок или подросток, ее коллеги общаются с учителями и одноклассниками, с родителями. Ведомство становится своего рода опекуном для ребенка.

[/attention]

Сюзанна Вильд: «Если закон нарушает подросток до 14 лет, то он не может попасть за решетку. Тем не менее, если это проблемный подросток и его действия могут быть опасными для других, его могут направить в учреждение типа детского дома.

Это обычно маленькие здания, рассчитанные на небольшую группу детей. Кроме социальных педагогов, с такими детьми работают психологи и медики.

Поскольку дети чаще всего из неблагополучных семей, их учат тем элементарным жизненным вещам, которых они не узнали у себя дома.

Например, самим готовить для себя и группы семейный завтрак, вместе есть и обсуждать, например, результаты прошедшего дня или вещи, которые их волнуют».

В работе с такими подростками, которые часто имеют психологические травмы, используется «педагогика переживаний»: специалисты стараются поднять у подростка уровень эмпатии.

Как показывает практика, этому очень способствуют групповые походы в лес, выезды на природу на велосипедах. Несколько дней подростки живут в палатках, учатся обслуживать себя в условиях намного более сложных, чем в городе.

Кстати, подобные подходы также встречались и в программах немецкого отдыха чернобыльских детей, среди которых были девочки и мальчики из неблагополучных семей, воспитанники интернатов и детских домов. Многие из них впервые в жизни праздновали дни рождения за убранным самими же красивым столом, выезжали вместе со взрослыми на пикники на природу, делали на выходные походы на велосипедах и лодках.

По словам Вильд, все это повышает в глазах подростка собственную самооценку и самосознание – то, чего таким детям чаще всего не хватает: «Один из главных принципов немецкой социальной педагогики – ни один человек не должен быть утрачен».

Источник: https://citydog.by/post/padletki/

Советы врача
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: